Лица

Майкл МакКафри:«Я не люблю милое, я люблю трэш!»

|

В сентябре в киевской галерее Brucie Collections открылась выставка американского фотографа Майкла МакКафри «О пейзажах и любви». Здесь представлена ретроспектива творчества МакКафри, которая включает в себя работы, созданные за 35 лет его творческой деятельности. Мы встретились с Майклом и поговорили об искусстве, путешествиях и о любви.

«Я восхищаюсь архитекторами, потому что они создают универсальные пространства для человеческого взаимодействия из ничего! Я люблю снимать архитектуру, тем самым я вникаю в авторское видение структуры и сути здания. Это очень личное, это то же самое, что бродить у архитектора в голове. Я принимаю видение автора, чтобы прочувствовать его идею и затем сделать ее частью себя, пережить свои собственные эмоции».

– Майкл, вы не первый раз в Киеве. Удалось ли вам прогуляться по городу, снять что-то интересное?

– Да, 4 года назад я был в Киеве с выставкой. Тогда я выходил гулять в 5 утра, было еще темно. Какая-то женщина подметала улицу, фруктовые ларьки еще не открылись, день только начинался. Я с удовольствием снимаю последний и первый свет в городе: рассветы, закаты, длинные тени, невероятное свечение…Утром очень мало людей и автомобилей. Я всегда стараюсь избежать машин на фотографиях, потому что в основном это просто коробки. Хотя мне нравятся ретро-автомобили.

Я всегда строю композиционный треугольник: вертикаль, горизонталь и диагональ. В него я вписываю сюжет, и линии начинают петь ту песню, которую я хочу от них услышать. Если эти 3 линии расположены верно, то работа зрителю точно понравится – сюжет уже не столь важен. Я всегда стараюсь ввести зрителя в сюжет с левой стороны. Потому что вся западная культура читает слева направо. И любую информацию воспринимает именно по такому принципу.

– Вы так легко делитесь профессиональными секретами, не занимаетесь преподаванием?

– Мне очень хочется учить, и я собираюсь преподавать, проводить воркшопы, помогать молодым фотографам. Я хочу рассказать им о том, как я работаю, но не для того, чтобы они копировали, а для того, чтобы они брали что-то полезное для себя и делали по-своему.

– Вы ведь фотографируете на пленку?  Что скажете о цифровой фотографии?

–  Да, и в свой первый преподавательский день я соберу у студентов их цифровые фотоаппараты и заклею экран черным скотчем, чтобы они не видели готовых снимков. Понимаете, это как научиться ездить на велосипеде с завязанными глазами. Я считаю, что «увидеть сразу, что получилось» – это проблема цифровых технологий. Это не учит традициям фотографии и пониманию того, как работает камера, это не дает представления о светочувствительности и прочих важных моментах. Я провожу аналогию с шарманщиком и обезьянкой. Если я – фотограф, то я играю музыку, а камера, как обезьянка, работает для меня. Если же камера на авторежиме, то обезьянка – это ты.

Надо учить основы, вникать в традиции. Кто-то считает, что цифра – это будущее, а пленка вроде как старомодна. Но ведь даже прошлый месяц – это уже старо!

Мы в самом начале фантастической цифровой революции. В молодости я часами работал в темной комнате, делал фотографии для рекламы Leo Burnett. Мы по несколько часов работали над одной картинкой! Брали цветную и делали ее черно-белой для газеты. А сейчас это можно сделать за пару кликов. Когда узнал, что такое фотошоп, и поэкспериментировал в нем, то сразу понял, что это не мое.  Фотошоп – крутая программа, разработчики все сделали правильно. Это великолепно! Это революция! Это эволюция революции! Так и запишите.  Да, фотошоп открывает новые возможности, если ты, конечно, знаешь, что делаешь. Раньше я работал только с пленкой, сейчас я научился комбинировать. Беру пленку, иду в темную комнату, делаю парочку отпечатков – от более темного к более светлому. Затем я отмываю их и отбеливаю. Так, кстати, сделаны две моих работы «Невеста», которые представлены на выставке. Потом я решил «поженить» аналог и цифру, стал сканировать результаты и затем подчищать какие-то нюансы в фотошопе. Из него я использую только инструменты темной комнаты, никаких фильтров, никаких бесконечных экспериментов. Регулирую резкость, занимаюсь свето- и цветокоррекцией. Я использую лучшее из возможностей цифры и аналога.

– Кстати, в прошлый приезд вам удалось поработать с несколькими украинскими компаниями. Как вам опыт?

– Все вышло очень интересно. Мы встретились с Вадимом (владелец Brucie Collections- прим.ред) в Чикаго. Он зашел в магазин, где на стенах висели мои работы. Вадим захотел познакомиться с автором, а я как раз парковал машину на улице – вход  в мою студию находится в соседнем от магазина парадном. Вот совпадение! Я показал Вадиму нашу студию, рассказал о своих работах, и он купил 12 больших фотографий. Он очень организованный человек и любит качественные вещи. Потом Вадим пригласил меня в Украину и предложил провести мою выставку в его галерее. Неожиданно для меня он нашел мне клиентов, и тогда я  поработал с несколькими украинскими компаниями: я делал снимки для Helen Marlen, снял историю для L’Officiel и много всего прочего.

На протяжении 90-х я занимался съемками моды в Милане, Мадриде, Цюрихе, Амстердаме, а в Восточной Европе не был никогда. И мне всегда интересно было здесь побывать. Я очень доволен.

– Расскажите о фэшн-фотографии, как долго вы занимались этим?

– В молодости я работал над городскими пейзажами:  начинал со света, людей, линий. Потом стал работать с абстракцией. Мне очень нравится, когда нет никаких границ. И третье, чем я занимался – фигуративные композиции. Особенно много я фотографировал женщин. Вот я люблю тигров –  безумно красивые животные! Но если вижу красивую женщину, то всё, тигр пролетает. Девушка выиграла.

Я не люблю классически красивых женщин, идеальных, понимаете? Мне нравятся странные женщины. Может у нее будет странный нос или неправильный прикус. Именно какая-то «неидеальная» черта, которая делает ее уникальной. Когда-то я работал в тандеме с визажистом Эвелиной, и мы оба безумно надеялись, что придет какая-нибудь «некрасивая» модель. Мы ждали ее. И дождались, нам ее специально подослали. Не будем говорить «некрасивая», лучше скажем, «женщина нетипичной красоты».  Мы были просто счастливы, когда к нам пришла такая странная девушка. Нам удалось использовать ее уникальность и подчеркнуть ее.  Это намного лучше, чем фотографировать кукол Барби.

Фэшн-фотография – это одна из самых сложных задач для фотографа. Потому что есть множество элементов, которые нужно учитывать: одежда, мейк-ап, модель, локация, амбиции арт-директора. Надо заставить все эти элементы работать вместе. Если какой-то момент упущен – беда, все развалится. Сейчас я фэшн-фотографией не занимаюсь. Потерял интерес. Мода – это трудный в дрессировке зверь, и в этой отрасли не так много зарабатывают, как может показаться. А я – отец четверых детей, мне надо кормить семью, потому я решил сконцентрироваться на съемке рекламы. Это тоже весело и тоже нелегко –  опять же надо, чтобы все элементы работали слаженно. Благодаря съемке рекламы я пережил кучу интересных эмоций: снимал с вертолета, снимал даже в операционной.

Для одной из клиник Чикаго я фотографировал детей, больных раком. Это очень тяжело, я плакал во время съемки. Одним из пациентов больницы была девочка-диабетик 12 лет. Мы весь день фотографировались, она улыбалась, бегала и скакала по коридору, это был лучший день в ее жизни!  Мы вместе с ней сделали хороший плакат для этой больницы. Это был проект о спасении и о выживании. Я никогда не думал об этом раньше! Другие дети видели ее жизнерадостной на этом плакате, как пример…Невероятное чувство! Я делал это не ради того, чтобы потешить свое эго, я действительно люблю эти фотографии. Мне даже стыдно было брать деньги за эту работу.

Сейчас я стараюсь больше снимать для себя, много путешествую. Я люблю непознанное, люблю рассматривать, наблюдать. Я недавно побывал в Праге. Удивительный город! Дней 5 дней я ходил, пока ноги носили, и фотографировал, фотографировал.

– Да, в Киеве не так много красивых исторических зданий, как в Праге.

– Ну, красота, она же –  в глазах смотрящего. Я американец, и мне интересно наблюдать советские влияния в архитектуре. Я рос в Америке, и СССР – это же было самое главное зло! Да, знаю, мы были главным злом для Советов. А теперь, смотрите, работаем вместе. Вообще, настоящее зло – это политика.

В Киеве мне нравятся великолепные старые здания, неровности и неправильности, какое-то дикое сочетание нового со старым. Вадиму я всегда говорю: «Я не люблю «милое», я люблю трэш!» Как-то мне довелось долго работать в Цюрихе – там чисто, красиво и богато. Но все там «слишком мило». Сел на поезд, приехал в Италию и увидел другую культуру. Там можно увидеть безумно старые здания, один дом может быть одновременно трех цветов. Но это именно то, что я ищу! Беспорядок! Больше жизни! Дольче вита!

Да, я снимал в Киеве. И все прохожие на меня очень странно смотрели, не хотели фотографироваться. Но я очень упрямый, я все равно буду вторгаться в личное пространство и снимать! Иногда люди начинают злиться. В Бразилии одна женщина забросала меня фруктами за то, что я ее фотографировал.

– Вот выставка называется «О пейзажах и любви». Что вы за всю жизнь узнали о любви?

– Мне повезло, я вырос в большой любящей семье, и мы все свободные и смешные. Отец был замечательным человеком и разрешал нам быть теми, кем мы хотели быть. Это хороший старт, с него ты начинаешь познавать любовь. А сейчас у меня четверо своих детей и я их обожаю! Это другой слой любви, он сочетается со страстью к фотографии и мыслеобразам.

Если ты художник, то в тебе кипит множество страстей, как у спортсмена. Это не бизнес, это действительно страсть. Искусство. Утонченная болезнь, «delicious disease». Как любой творческий человек ты любишь то, что создаешь.

Я недавно списался с Вадимом, и оказалось, что он как раз размышлял о моих работах и о том, что пора бы мне снова приехать с выставкой. У нас интересное взаимопонимание, мы вместе решали, какие работы привезти. Мы отослали друг другу около 70 писем, он так мучал меня! (Смеется) В итоге, Вадим пересмотрел мои идеи, заставил меня полезть в архивы. И он действительно сделал выставку намного лучше. Сейчас в галерее представлена ретроспектива моей творческой деятельности. Здесь есть мои первые фотографии, которые я снимал еще в 1975 году и есть фотографии 2006 года. Целых 35 лет деятельности как-никак! Я доволен тем, как все получилось.

Выставка «О пейзажах и любви» проходит в галерее Brucie collections до 11 ноября.

Лучшее за неделю

Похожие материалы

КОММЕНТАРИИ (2)

Для возможности комментировать, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Ljubov

02 октября 2012 года 12:41
"Красота, она же – в глазах смотрящего" - философия настоящего художника. Супер!
Макс Варламов

02 октября 2012 года 11:00
<strong>–  Да, и в свой первый преподавательский день я соберу у студентов их цифровые фотоаппараты и заклею экран черным скотчем, чтобы они не видели готовых снимков. <br /></strong><br />И правильно!!))