Лица

Карлос Мирет: "Архитектор просто обязан разбираться во многих вещах!"

|

В рамках прошедшего в ноябре международного фестиваля DASfest 2012, в Киеве выступил испанский архитектор Карлос Мирет. Он является действующим членом Официальной гильдии архитекторов Арагона и Каталонии (C.O.A.A), имеет степень Королевской профессуры имени Гауди по реставрации памятников архитектуры, занимается городским планированием и разработкой дизайна уличной среды. Одним из самых значимых его проектов стала уникальная стратегия, позволившая городу Сарагосе выиграть конкурс на право проведения всемирной выставки ЭКСПО-2008. 

"Сначала кандидатура Сарагосы была внесена в консорциум Арагоны, затем надо было, чтобы ее одобрил  Париж, а уже после мы смогли провести конкурс среди специалистов: архитекторов, дизайнеров интерьера, ландшафтных дизайнеров и др."– говорит Карлос.

Работа над проектом г. Сарагосы заняла у архитектора около 10 лет. И, несмотря на затраченные усилия, Мирет не взял за проект никакой оплаты, сделав тем самым подарок горожанам.


 "В знак признательности, мэрия назвала одну из улиц Сарагосы в честь моего погибшего сына. Это лучшая награда для меня", – признается архитектор.

Вместе со своей дочерью-архитектором Карлос Мирет представил посетителям фестиваля свой проект ЭКСПО-2008 как пример упорного труда и успешного диалога между властью, архитекторами и горожанами.

– Карлос, как сказался экономический кризис на испанской архитектуре и строительстве?

– Очень люто. Наверно, даже сильнее, чем во Франции или Германии. Банки выдали массу кредитов без каких-либо гарантий на будущее, цены подскочили и намного превысили реальную стоимость строительства.  Так как у людей больше нет работы, то они не могут выплачивать кредиты, на что банки, в свою очередь, забирают у них жилье. Однако горожане все равно должны выплатить кредит, даже если квартиру отобрали. Цены на недвижимость сейчас упали, а народ все равно выплачивает ту стоимость, которая у него была прописана в договоре. И эта проблема не контролируется правительством.  Кошмар, в общем, да и строительство остановилось.

– А как обстоят дела с работой среди архитекторов в Испании?

– Работа есть, но, в основном, в сфере градостроительства. Как-то развивается инфраструктура, строят дороги и общественные здания, но жилое строительство остановилось.

 У нас в Украине многие архитекторы лишились работы в самый разгар кризиса.

– И у нас была похожая ситуация. До сих пор многие молодые архитекторы и студенты стараются выехать из страны, например, в Германию, Голландию и так далее. Кстати, наши архитекторы массово уезжают в Южную Африку. Там сейчас активно развивается эко-строительство, применение  "зеленых" источников энергии и все такое.

– Вы много работали над реставрацией зданий. Скажите, когда все-таки мы можем сносить постройку, а когда есть смысл ее сохранить?

– Здание действительно ценно, когда иллюстрирует какой-то важный момент истории, отображает определенную эпоху в жизни города; когда здание состоит в архитектурном ансамбле и гармонично вписывается в среду города. Поэтому не всегда можно говорить об изначальной ценности здания. Обращайте внимание на то, как оно гармонирует со своим окружением. У архитектуры есть особенность – мы можем поменять назначение здания, но оно от этого не утратит своей ценности. Грамотное "ре-использование" может изменить предназначение, но само здание-то сохраняют и реставрируют. Если в городе освобождается какое-то место, то не всегда его нужно чем-то застраивать . Может, есть смысл оставить место пустым, чтобы не испортить ансамбль? Надо учитывать пропорции и объемы. При проектировании нового здания нужно рассматривать его как импульс для большей активности на заданной территории. Например, вы строите культурный центр. Соответственно, вокруг него должно быть больше движения и больше жизни. Это и должно послужить толчком  к следующему развитию. Просто отказываться от чего-то нового не имеет смысла. Надо с умом подходить к новому зданию, чтобы оно не просто гармонично вписалось, но и стало импульсом для зарождения большей активности в этом месте.
Может, иногда стоит поступиться какой-то небольшой частью территории или своим восприятием ситуации? Стоит изучить всю зону, а не один конкретный момент. Насколько здание вписывается, насколько оно реально здесь необходимо?  Нужно четко представлять, чего вы хотите и провести полное исследование местности.

– В Сарагосе вы проводили замену промышленных кварталов жилыми, расскажите подробнее об этом.

– Многие производства находились в черте города, а некоторые даже в центре. Это невыгодно как городу, так и самим владельцам предприятий.  Если человек заинтересован в постройке промышленного объекта, то городская администрация выдает ему такой участок вне границ города, но взамен просит территорию в центре. На освобожденном участке власти обязательно строят здание общественного назначения: сервисные и культурные центры, парки – что-то полезное для горожан . Да, это стоит денег, конечно. Но это обмен.
Чтобы оплатить всю работу, на том же куске земли возводят жилые здания. То есть власти продают оставшийся кусок земли в центре частным лицам под застройку жильем, что обеспечивает  функционирование культурного центра и зеленой зоны и т.п.


– А насколько это распространенная практика в Испании?


– Весьма. Это так называемое "урбанистическое соглашение", договор между муниципальными властями и приватными лицами. Все проходит на законных основаниях. Лично я выкупил и запроектировал в Сарагосе 2 таких промышленных участка. То же самое может происходить и у вас, и не только с промышленными объектами. Например, город хочет расти, но требуемая территория принадлежит частному лицу. Тогда власти с ним договариваются так: частному лицу достанется 30% дохода, которое будет приносить это место, 30% муниципалитету и 30% уйдет на благоустройство этой территории. Такая практика уже существует у нас.  Городская администрация хочет застроить какую-то улицу, но денег нет. Тот, у кого есть деньги, хочет построить жилые дома в том месте, где вообще-то ему не разрешали.  В таком случае власти идут легальным путем: разрешают ему строительство, но с условием, что он помогает властям застраивать нужную им улицу. Эти вещи прописаны в законах и в генеральном плане.

Разрабатывать генплан сложно и дорого, потому что нужно многое учесть и все согласовать. Но суть его состоит в том, что вы собираете всю информацию: где расположены основные системы города, частная собственность, где находятся объекты и зоны, которые надо развивать, чем живет население города.  Затем вся эта информация ложится в основу генплана на 10 лет, например. Да, иногда эти 10 лет превращаются в 20. Разумеется, здесь замешана политика и деньги, потому все и осложняется. Но это важная работа.  В Испании этот процесс начался где-то в 1976 году, когда  страна встала на демократический путь развития. До этого, например, была территория, которая тихо застраивалась, никто не имел никаких обязательств, каждый строил что хотел. Кстати, у вас тоже так?  Но надо же сделать другой шаг, перейти к другой системе!

– И как?

– Изменяя законодательство. Но да, законы должны еще и соблюдаться, не только писаться. Дело в том, архитекторы умеют только проектировать. У нас нет ни власти ни денег, зато мы можем объяснить или посоветовать. Архитекторы разрабатывают и координируют процесс работы над генпланом. Мы должны понимать и инженеров, и юристов, и экономистов, и социологов…это и есть команда, которая разрабатывает генплан вместе с архитекторами! Мы все садимся за стол переговоров с политиками, чтобы узнать, чего они хотят, как они видят ситуацию. А уже политики ведут переговоры с предпринимателями. В итоге учитывается мнение всех. Это диалог. Вот, смотри, план Сарагосы. Как мы работали над ним? Я шел к политику, он мне открывал двери, и мы садились обсуждать что нам нравится в проекте, а что нет. Потом я лично встречался с представителями всех ассоциаций жителей района, даже всех районов которые затрагивались! Затем жители района участвовали в обсуждении и высказывали мнение, я вникал в их проблемы и старался учесть все нюансы. Потому я честно говорю, что не сталкивался с протестами населения. Да, долго, да, кропотливо, но вот так за 10 лет я и реализовал свой проект. Я убежден, что любые идеи можно реализовать, если они идут от сердца и направлены на благое дело.

Проект Сарагосы к ЭКСПО-2008 смотрите здесь

Лучшее за неделю

Похожие материалы

КОММЕНТАРИИ (2)

Для возможности комментировать, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь

Макс Варламов

06 марта 2012 года 10:18
эксперимент удался как по мне))))))))))))))))
Tomashenko

05 марта 2012 года 13:01
Шикарная мебель! Особенно кресло-индеец и конечно же подвесное гнездо!!! так бы в нем и жить....<br />