Дизайн

Британский немец

|

Билл Брандт (настоящее имя Герман Вильгельм Брандт, годы жизни: 2 мая 1904 – 20 декабря 1983) был немецким и британским фотографом и фотожурналистом. Брандт родился в Германии, но позже переехал в Англию, где прославился своими высококонтрастными фотохрониками жизни британского общества, а также необычными композициями с обнаженными моделями и искривленными пейзажами. Многие считают его одним из лучших британских фотографов 20 века.

Брандт родился в Гамбурге. Его отец был британцем, а мать немкой. Взросление Брандта пришлось на период первой мировой войны. Тогда его отец, живший в Германии с пяти лет, подвергся шестимесячному аресту со стороны немцев на основании того, что он гражданин Британии. Позже Брандт отрицал свое немецкое происхождение и утверждал, что родился в южном районе Лондона. Сразу после войны он заболел туберкулезом и значительную часть своей юности провел в санатории Дэйвос в Швейцарии. Он ездил в Вену, чтобы пройти курс лечения для туберкулезников у психоаналитика. Вылечившись от туберкулеза, Брандт был взят под опеку влиятельным человеком Евгением Шварцвальдом. Когда дом Шварцвальда посетил Эзра Паунд, Брандт создал его портрет. Высоко оценив работу Брандта, Паунд предложил ему взять уроки у Манна Рэя.

Впоследствии, в 1930 году Брандт будет ассистировать в студии Рэя в Париже. В 1933 Брандт переехал в Лондон и начал фотографировать все слои британского общества. Подобного рода документальные фотографии были новинкой для того времени. Брандт выпустил две книги: «Англичане дома» (The English at home, 1936) и «Ночь в Лондоне» (A Night in London, 1938), в которых он представил свои фотографии. По поручению министерства информации Брандт создал снимки подземных бомбоубежищ Лондона во время немецкой стратегии The Blitz в 1940 году.

Во время второй мировой войны Брандт фокусировался на различных темах, и это можно видеть в его альбоме «Лондонская камера» (1940), но больше всего он занимался портретами и пейзажами. Чтобы отметить наступление мира 1945 года он создал праздничные серии фотографий обнаженных людей. Его главными альбомами послевоенного периода стали «Британия в деталях» (1951), «Перспектива обнаженных» (1961), следовавшая за сборником его лучших работ, и «Тень света» (1966).

Брандт стал самым влиятельным и признанным в мире фотографом 20 столетия. Многие его работы обладают важнейшим социальным подтекстом и в то же время вызывают поэтический резонанс. Его пейзажи и обнаженные натуры динамичны, они впечатляют и оказывают мощное эмоциональное воздействие благодаря использованию широкоугольных объективов и приемов искажения.

Брандт умер в 1983 году в Лондоне. В 2004 году была открыта огромная ретроспективная выставка в музее Виктории и Альберта в Лондоне. Мемориальная доска в честь Билла Брандта была установлена в Кенгсингтоне на 4 Airlie Gardens в 2010 году.

«Мне повезло, что я начал свою карьеру в Париже 1929 года. – писал Брандт –  Для каждого молодого фотографа того времени Париж был столицей мира. Это были фантастический ранний период, когда французские поэты и сюрреалисты только открывали все возможности фотографии.

Глубокий социальный контраст предвоенных лет поразил и вдохновил меня. Я начал фотографировать в Лондоне, в Вест Энде, на окраинах города и в трущобах. Я фотографировал большие дома состоятельных английских семей изнутри: слуг на кухнях, горничных, искусно накрывавших столы к обеду и готовивших ванные комнаты для семей, коктейльные вечеринки в садах, гостей, общающихся и играющих в бридж в гостиных. В объектив попали и  семьи людей рабочего класса с несколькими детьми, спящими в одной кровати, с матерью, вышивающей в углу комнаты. Я снимал пабы, театры, турецкие бани, тюрьмы и людей в их собственных спальнях.

К концу войны мой стиль фотографии полностью изменился. Меня часто спрашивали, почему это произошло. Я думаю, мой энтузиазм по отношению к фоторепортажам постепенно угас. Фотохроники стали модными. Каждый фотограф теперь занимался этим. Кроме того, моя тема, которой я посвящал себя несколько последних лет, перестала быть актуальной: Англия больше не была страной социальных контрастов. По какой-то причине поэтическая направленность фотографии, которая вдохновляла меня в мои ранний период в Париже, снова начала притягивать меня. Я знал, что это огромное непаханое поле в области фотографии, поэтому снова начал фотографировать обнаженную натуру, портреты и пейзажи.

Я всегда снимаю портреты в привычной для своих моделей обстановке и полностью концентрируюсь на картинке, можно сказать, оставляя модель наедине с собой. Я практически не вступаю с моделями в диалог и очень редко контактирую с ними взглядом. Люди в таких условиях в какой-то момент забывают о происходящем, и их неловкость и стеснительность, как правило, улетучиваются. Я пытаюсь избегать спонтанных эмоций и живости впечатления.

Постановочные кадры вызывают у меня более глубокую симпатию. Я думаю, хороший портрет должен что-то рассказывать о прошлом или о будущем своего персонажа.

Из моих работ наиболее часто можно встретить портрет молодой девушки, отдыхающей на полу в своей лондонской комнате. Я бы даже не называл эту работу портретом. На переднем плане изображено лицо девушки, а за ее профилем видны стул и комод. В окна комнаты видны дома с противоположной стороны улицы. К этой фотографии, скорее всего, меня подсознательно подтолкнул фильм «Гражданин Кейн» Орсона Уэллса. Техника этого фильма оказала большое влияние на мои фотографии, когда я только начинал работать с обнаженной натурой.

Когда я начал фотографировать обнаженных моделей, я позволил себе быть ведомым собственной камерой, и вместо того, чтобы фотографировать то, что вижу я сам, я снимал то, что улавливала моя камера. Я сам почти не вмешивался в процесс, и объектив создавал анатомические изображение и формы, которых никогда бы не смог увидеть мой глаз.

Мне не интересны правила и устои: фотография – это не спорт. Если мне кажется, что фотография будет выглядеть лучше с освещением, я использую свет или вспышку.

Главное в фотографии – результат, и неважно, как он был достигнут. Работа в темной комнате также представляется мне очень важной, так как завершить композицию фотографии можно только под увеличительным стеклом. Я не понимаю, почему многие считают это искажением правды. Фотографы должны следовать только собственным убеждениям и собственному вкусу, а не прихотям и требованиям других людей.

Фотография все еще является новинкой в мире медиа и поэтому фотографу позволено все, ему все надо попробовать. И уж совершенно точно не существует никаких правил печати фотографий. До 1951 года мне нравилось создавать темные и замутненные фотографии. Теперь же я предпочитаю очень контрастный, черно-белый эффект в снимках. Такие фотографии выглядят более эмоционально, и они совсем не похожи на цветные снимки.

Для фотографа важно знать эффект своего объектива. Объектив – его глаз, который либо создает фотографию, либо губит ее. Чувство композиции – очень ценное качество для фотографа. Я думаю, это по большей части природное чувство. Его можно развить, но сомневаюсь, что этому можно полностью научиться. Как бы то ни было, чтобы создать лучшую работу, молодой фотограф должен понять, что его действительно вдохновляет. Он должен открыть для себя свой собственный мир».

Посмотреть фотоработы Билла Брандта можно в киевской галерее Brucie Collections до 6 января 2013г.

Текст: Юлиана Рязанцева

Лучшее за неделю

Похожие материалы

КОММЕНТАРИИ (0)

Для возможности комментировать, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь