Архитектура

Герман Волга: архитектором становятся после 40 лет!

|

 

В декабре мы побывали на церемонии награждения премии “Интерьер года 2016”. Там же и встретились с архитектором Германом Волгой, с которым поболтали о классике, театре на Андреевском и новых офисах.

 

Фото: бюро Германа Волги 

 

 

The Architect: Герман, Вы в работе предпочитаете классический стиль. Почему только он, есть ли вероятность увидеть Вас в другом амплуа?

 

Г.В.: У меня сейчас проекты не только в классическом стиле, есть один проект в минимализме и  четыре дома в конструктивизме. Последние находятся в новых районах Будапешта.

 

 

The Architect: Ваше отношение к архитектурной застройке старых городов, особенно исторической части центра, есть ли там место современной архитектуре, с новыми формами, альтернативной подачей?

 

Г.В.: Я считаю, что в районе с классической архитектурой не место современным зданиям. Для меня важнее гармония рядом стоящих домов, чем новизна или новаторство.

 

 

 Фото: бюро Германа Волги 

 

 

The Architect: В вашем портфолио есть проект стадиона в Катаре. Стоит ли ждать  реализацию этого проекта, не в Катаре, так в другом месте?

 

Г.В.: В этой арабской стране в 2022 году будет проходить Чемпионат мира по футболу.  И все проекты, которые им предложены —  в современном стиле.

После чемпионата они хотят все стадионы разобрать и оставить такой стадион, который можно будет реконструировать в Торговый Молл high-класса в классическом стиле.

Но проект будет реализован, если выделят бюджет, ведь сумма большая — 2 млрд.

 

 

 Фото: бюро Германа Волги 

 

 

The Architect: Классический стиль очень популярен на постсоветском пространстве, как вы думаете почему?

 

Г.В.: У нас такая ментальность, мы воспитаны на классике.  Здания на Городецкого или Заньковецкой — это серебряный век классической архитектуры в Киеве, которую мы сейчас теряем. Хотя другие страны наоборот за нее хватаются, пытаются реставрировать и восстанавливать.

Например, мы регенерируем многие здания в Будапеште в классическом районе, и там не допускается такой шабаш, как у нас на Андреевском...

 

 

The Architect: Кстати, про театр на Андреевском спуске... Нам очень интересно узнать Ваше мнение по этому поводу!

 

Г.В.: Это нонсенс! Во-первых, нет театральной площади. Для любого человека поход в театр — это праздник. А я вот не знаю, как я туда приеду и где поставлю машину. Во-вторых, это проблематично для инвалидов. Я, здоровый человек,  могу поскользнуться и упасть зимой на горке этого спуска. Что тогда говорить об инвалидах? В-третьих — нарушена масштабность.

Для каждого киевлянина — это историческая улица. Это был тот кусочек, который олицетворял старый Киев. Сейчас мы его просто теряем, благодаря  таким зданиям, которые беспардонно масштабные и не в материале.

А ведь это только начало…

 

 

Фото: 112.ua

 

 

The Architect: Помимо Украины, у вас есть офис в Баку…

 

Г.В.: Да, у  меня есть офис в Баку, а сейчас еще открываются офисы в Лондоне (район mayfair) и в Нью-Йорке (на 5th avenue). В Лондоне будем делать с англичанами отель.

 

 

The Architect: Имеет ли архитектура границы? Как вы относитесь к привлечению западных архитекторов, что для вас значит работа в другой стране?

 

Г.В.: Я никак не отношусь к привлечению западных архитекторов. Я часто участвую в конкурсах и стараюсь в них побеждать. Основные мои противники: французы, итальянцы и венгры. Они мне просто соперники в хорошем смысле слова.

 

 

 Фото: The Architect 

 

 

The Architect: Должен ли архитектор занимать бескомпромиссную позицию относительно своей работы и стремиться воспитывать вкус вокруг или стоит прислушиваться к мнению общественности?

 

Г.В.: Интересный вопрос...С одной стороны, архитектор должен опираться на мастерство и профессиональные знания, ведь иногда нужно учить заказчика. С другой — заказчику нужно уступать потому, что ему там жить или работать.

Думаю, за заказчиком и обществом последнее слово.

 

 

 

The Architect: И напоследок, что вы можете посоветовать молодым архитекторам, какие у них шансы занять место вместе с лидерами рынка?

 

Г.В.: Мой совет: принимайте участие во всевозможных архитектурных конкурсах и работайте с успешными мастерами.

Настоящими архитекторами становятся после 40 лет. До этого можно быть хорошим дизайнером или предметным дизайнером. Архитектура — это немножечко другое. Это пространство, пропорции, масштабность, статика, тектоничность. Те вещи, которые могут прийти только с опытом.

 

 

Фото: бюро Германа Волги 

 

Лучшее за неделю

Похожие материалы

КОММЕНТАРИИ (0)

Для возможности комментировать, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь