Лица

Ведущий шоу «Орел и Решка. Шопинг» об архитектуре, которая заряжает

|

Ведущий шоу «Орел и Решка. Шопинг» Егор Калейников посетил 52 страны и повидал множество завораживающих, странных, роскошных и лаконичных архитектурных объектов.

 

О тех, которые отпечатались в сердце, восхитили, расстроили или вдохновили путешественник рассказал в интервью The Architect.

 

 

 

The Architect: Егор, ты активно летал во время съемок проекта. Чем удивляли аэропорты?

 

Е. К.: В первых поездках я удивлялся цивилизации, меня шокировали размеры, технологичные новшества, кабинки для курения и другие инновационные штуки. Я же сам из Запорожья, там аэропорт с одной взлетной полосой. А потом я начал поражаться невероятному расположению аэропортов, как в Эквадоре, например.

 

 

 

 

Летишь такой, видишь обрыв, пропасть, потом Анды, мчишь между скал, а потом раз – и посадочная полоса в двадцати метрах. Выходишь из самолета, смотришь по сторонам и думаешь: «Как мы сюда вообще сели, как сюда люди в принципе принесли камни и построили что-то?» А потом приезжаешь в Китай и видишь, как все это делается.

 

На Мальдивах аэропорт, конечно, тоже запомнился. Он там прямо на воде.

 

 

 

 

The Architect: Какой аэропорт поразил с эстетической точки зрения?

 

Е. К.: Когда ездишь часто, не особо обращаешь внимание на внешний вид здания, тебе просто хочется, чтобы аэропорт был маленьким, и ты быстренько пришел и сел. А когда летишь первый раз или путешествуешь редко, то восхищаешься красотой самой постройки, масштабами: «Вау, Франкфурт, аэропорт!» А потом понимаешь, что тебе «пилять» по нем 15 минут, а это не очень радужное мероприятие, особенно, если слегка опаздываешь.

 

 

The Architect: Архитектура каких городов зацепила тебя с первого взгляда?

 

Е. К.: Мне безумно нравятся места конкистадоров, та переехавшая частями Европа. В ней смешались разные культуры, все смотрится эффектно, красиво, необычно. Подобная история, этот коктейль разнообразия меня больше всего и трогает. Я в душе где-то такой и есть.

 

 

 

 

The Architect: Какое сооружение, созданное человеком, ты можешь однозначно назвать местом силы?

 

Е. К.: Ну, во-первых, все постройки Советского Союза. Это реально места силы, не секрет, сколько людей там полегло. Плюс – очень мощные города в США. На некоторые из них смотришь и сразу видишь, как они росли, как формировались. Приезжаешь и понимаешь, что там есть история, вот именно архитектурная.

 

 

 

 

Любопытно смотреть на такую же архитектурную жизнь в старой Европе, во Фландрии, например. Там есть крутые здания, которым по 300, по 400 лет. Возможно, кто-то когда-то посчитает энергетический запас старых построек. А ведь есть люди, которые это делают.

 

 

The Architect: Какие современные города тебя зацепили?

 

Е. К.: Города будущего, типа Ванкувера и японских всяких городов просто сбивают с ног. Там стоишь и не веришь, что такое вообще бывает. Вот просто офигеваешь, а в какой-то момент даже перестаешь дышать. В голове несутся мысли: «Что?! Поезд над поездом едет? И под тобой еще четыре этажа, а рядом небоскреб? АААА! А под землей вот прямо сейчас мчат машины?»

 

 

 

 

The Architect: В каких-необычно спроектированных отелях во время съемок ты останавливался?

 

Е. К.: Ох. Жили мы в Копенгагене в сетевой гостинице Cabinn Metro Hotel. Спроектирована она реально, как купешки в поезде. Там туалет и ванная закрываются шторкой. А стоил номер, как и все в Дании, совсем недешево. Люди ростом 1, 80 или 1, 90 не прыгали от восторга. Отель был крошечно-минималистическим настолько, что даже мне там показалось мало места. Хотя я не из тех кому подавай кучу «квадратов». Иногда заселяешься просто поспать. Хотя нет, – такого отеля маловато даже для того, чтобы поспать. Также очень странненько, когда у тебя над головой в номере лежит кто-то еще. Кажется, что ты либо в детской спальне, либо в поезде.

 

 

The Architect: Какие текстуры во время путешествий тебя впечатлили?

 

Е. К.: Мне очень понравилось гладить слона.

 

 

 

 

The Architect: Где был самым особенным ландшафтный дизайн?

 

Е. К.: В Голландии. Эта страна всегда запоминается, потому что такого количества арт-объектов нет больше нигде.

 

 

The Architect: Какая природная архитектура тебя наполняет?

 

Е. К.: Я люблю горы. Если выбирать между океаном и чем-то наверху, то я все-таки пойду вверх. Конечно, и под водой отдельный мир есть, там тоже своя архитектура, все гармонично и интересно, но горы впечатляют и манят. Особенно классные Гималаи, они такие разные! Очень хочется увидеть их со всех сторон. И я обязательно это сделаю, надо же сложить полную картинку.

 

 

 

 

The Architect: Вспомни самые трэшевые здания, в которых вы снимали.

 

Е. К.: Как-то я был в Эфиопии в гостях у одного человека, его дом сделан из веток и дерьма. Без шуток. Грязь, дерьмо собачье и коровок каких-то. Совсем не воняет, если что. И нормально люди живут. Можно спрятаться от дождя или от какого-нибудь леопарда, в конце концов.

 

 

The Architect: Тебе приходилось видеть уникальные архитектурные объекты, которые находились в ужасном состоянии?

 

Е. К.: Это все Италия, я же ее ненавижу. Люди, которые обожают ее, сейчас прочтут и скажут: «Что? Он не любит Италию?! Какой же он путешественник? Он дебил! О, эти статуи! О, эти соборы! О, эти дворцы!» А они ведь все в таком запущенном состоянии, настолько неухоженные! Италия – это страна с великим наследием, которое она не бережет. В сравнение я всегда привожу ту же Испанию.

 

 

 

 

 

 

The Architect: Были города, которые днем тебе пришлись по душе, а ночью просто шокировали своим невероятным видом?

 

Е. К.: Было наоборот, в Кейптауне. Мы приземлились ночью, и я думал: «Боже мой! Как красиво!» Ехали, а вокруг огоньки горели, горы возвышались. Шик! А потом вышло солнце, и я удивился еще больше. Меня просто накрыло, я прямо обалдел от того, насколько там восхитительно. Смешиваются воды, смешиваются расы, смешивается архитектура! Вот там я удивлялся дважды.

 

 

The Architect: Лас-Вегас наоборот ночью смотрится более выигрышно.

 

Е. К.: Там я не был, был в Макао, тоже казиношная история. Там земли практически нет, это островочек маленький, просто островулинка, с которой торчат все эти стеклянные пальмы – высокие дома, которые горят разными цветами, мигают, сверкают. Это – город-гирлянда. Днем смотришь: елочки, елочки, елочки, а вечером юхху – и Новый год.

 

 

 

 

The Architect: Назови три сооружения, которые обязательно нужно увидеть хотя бы раз в жизни?

 

Е. К.: Ворота Индии в Мумбаи, также можно посмотреть на Статую Свободы, хотя нет, НУЖНО посмотреть на нее и задаться вопросом: «Как?!!!» Если «Родина-мать» в Киеве вас удивила, то Статуя Свободы вас ошарашит. Ну и посетите какой-то китайский или японский цивилизованный мир, любой. Там просто каждое здание – космос.

 

 

The Architect: С каким архитектурным объектом ты мог бы себя сравнить?

 

Е. К.: Я – кирпич. Таких, как я, много. И из нас можно что-то сделать.

 

 

The Architect: В какое место тебе всегда хочется возвращаться? Куда ты хотел бы отвезти свою маму?

 

Е. К.: На Аляску! С удовольствием поехал бы туда еще. Также вернулся бы, наверное, в Тибет, чтобы побродить, посмотреть, подышать, покайфовать от того, как штормит без ничего (смеется). Там интересно наблюдать за людьми, за тем, как деньги испортили духовные ценности. А еще в Южную Америку бы вернулся, там классно. Там ТАКАЯ природа! А она – гениальный архитектор.

 

Фото: Instagram Егора Калейникова, Марии Иваковой, проекта "Орел и Решка. Шопинг"

Лучшее за неделю

Похожие материалы

КОММЕНТАРИИ (0)

Для возможности комментировать, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь